Внешняя разведка – важный инструмент государственного механизма


Профессия этих людей всегда была в тени. Их труд, скрытый под дымкой таинственности, никогда не афишировался. Но требовал ежедневных усилий, порой неимоверных..

По справедливому замечанию известного английского писателя ле Карре, «чем же еще является шпионаж, как не одним из терминов для обозначения того, что мы делаем каждый день».

Возникновение государства на земле придало этой «домашней» разведывательной деятельности новое качественное состояние. Возникла необходимость самосохранения не только целых народов, объединенных в рамки отдельных государств, но и в самосохранении жизненно важных институтов от внешних угроз. Появились люди, в чьи обязанности входил сбор (добывание) сведений как закрытого, так и открытого характера, нужных лицам, власть предержащим, для обеспечения интересов своего государства (и собственных в том числе). Добывание разведывательной информации, получившее название «шпионаж», стало повседневным фактом жизни.

Это не просто сбор, а и сопоставление, и оценка сведений (военных, политических, экономических), главным образом секретных, которые были направлены в последующем против других государств.
Первыми шпионами в истории политической и экономической разведок стали купцы, которых короли и императоры использовали не только в государственных целях, но и для решения личных проблем финансового характера. Свободно путешествуя по всему миру, купцы добывали нужную информацию, связанную с оценкой мощи или слабости других государств. При этом шпионы, занимаясь разведывательной деятельностью в интересах своих государств, использовали имеющиеся возможности для развития собственного бизнеса.

Важными источниками информации в средние века были миссионеры, свободно перемещавшиеся по разным странам, творя молитвы и обращая их жителей в свою веру. Несколько позднее в разведывательных целях стали использоваться путешественники.

Добывание развединформации в античные времена стало сравнительно нетрудным делом. Численность вооруженных сил или количество военных кораблей можно было выявлять как открытым, так и тайным способом, подкупая лиц, имеющих доступ к подобным сведениям. Задача добывания секретов облегчалась также и отсутствием жесткого противодействия шпионской деятельности со стороны местных властей. Основная проблема заключалась в своевременной доставке добытых сведений.

Первым зарегистрированным примером ведения разведывательной деятельности является организация сбора информации военными разведчиками Шумерского царства (современная территория Ирака). Это было сообщение капитана военного дозора, наблюдавшего за деревнями соседнего королевства (относится к 2000 году до новой эры). Срочную информацию дозор направлял в «Центр» с помощью костров. Судя по отсутствию иных источников подобного рода, Шумерия была первой цивилизацией, признавшей необходимость ведения разведывательной деятельности на постоянной основе.

На регулярную основу поставили шпионаж древние египтяне. Создав обширную империю, поглотившую множество стран и народов, фараоны нуждались в секретной информации, отвечающей интересам их супергосударства. Они содержали людей, которые назывались “глаза и уши фараона”. Те не только добывали сведения, но и в качестве курьеров регулярно их доставляли и докладывали руководству о своих личных наблюдениях.

В отличие от египтян, древние ассирийцы практиковали использование шпионов в зависимости от возникающей проблемы. До наших дней сохранились ставшие крылатыми директивы царей, гласившие: “Пошлите шпионов”. Шпионы лично добывали информацию от караванных купцов, добровольных осведомителей, от перебежчиков из вражеских армий и передавали ее царю.

Многие шпионы не были профессионалами. До середины XIII века разведдеятельность была либо развлечением аристократии, либо уделом всякого рода авантюристов и проходимцев – представителей других сословий. Только прусский король Фридрих II попытался поставить разведку на профессиональную основу. Во второй половине XIX века руководитель разведки канцлера Бисмарка Вильгельм Штибер создал школу по подготовке сотрудников разведки.
Первым направлением разведывательной деятельности стало военное, все другие вышли из его лона, а первые сотрудники политической и других разведок были военные разведчики (пример – СИС, ЦРУ и т.д.).
Разведка необходима с древнейших времен. Она возникла и существует как институт, призванный осуществлять тайные внешнеполитические акции своей страны и является непременным атрибутом любого суверенного государства. Важнейшая задача разведки – решение специфическими силами и средствами различных проблем, связанных с реализацией внешнеполитического курса. Все другие институты могут в определенной мере обеспечивать руководство страны по некоторым вопросам внешней политики иностранных государств, но они не в состоянии дать актуальную и достоверную информацию о том, какие решения принимаются в руководящих кругах этих стран, какие планы разрабатываются ими по нанесению ущерба национальной безопасности других государств. Эти данные всегда и всюду будут храниться в тайне.

Кроме того, ни одна страна не может быть уверена в том, что ее секреты недоступны. А это есть тот фактор, который обеспечивает стабильность и сохранение равновесия в мире.
Прав был бывший руководитель разведки Франции граф Александр де Маранш: “В конце концов, разведка существует со времен пещер, когда одно племя хотело выяснить, чем занимается другое. Она не делает ничего отвратительного. Ее цель – узнать, осмыслить и докладывать политикам. Но чем отличается политик от государственного деятеля? Политик не любит плохих новостей – только хорошие. Если он будет преподносить народу, то есть избирателям, только плохое, за него не будут голосовать. Государственный деятель хочет и должен знать – все”.
Внешняя разведка является одним из видов деятельности, с помощью которой человечество с давних пор исследует различные явления окружающего мира в стремлении познать их и использовать в собственных интересах. Каждый вид разведки (космическая, топографическая, геологическая, метеорологическая и др.) имеет свою историю и особенности. Происхождение и развитие внешней разведки представляет закономерный общественно-исторический процесс, обусловленный потребностями государств при осуществлении ими своего политического курса.
Внешняя разведка – это орган (или система органов) государства, уполномоченный способствовать своими специфическими (тайными) средствами и методами обеспечению безопасности своей страны и защиты ее национальных интересов от внешних угроз с использованием определяемых национальным законодательством методов и средств, специально созданных государством органов, которые осуществляют разведывательную деятельность.
Каковы наиболее характерные признаки и черты, присущие внешней разведке как общественно-политическому феномену?

Прежде всего, разведка – это специальная организация, которая выполняет в системе государства соответствующие определенные функции, а именно: обеспечение высшего руководства страны разведывательной информацией и осуществление специальных акций, направленных на оказание содействия внешнеполитическому курсу своего государства и подрыву позиций и влияния политических противников за рубежом. Эти две функции присущи разведывательным службам всех типов государств на разных этапах исторического развития человеческого общества.

Важный признак внешней разведки – закрытость, строгая секретность. Она вторгается в сферу охраняемых секретов других государств и активно воздействует на их внутреннюю и внешнюю политику. А поскольку деятельность любой иностранной разведки на чужих территориях преследуется и пресекается в соответствии с действующим там законодательством, то возникает необходимость использовать конспиративные средства и методы в работе. Эта же причина обусловливает сохранять в тайне структуру аппарата разведки, ее штаты, средства и методы, цели и задачи деятельности.
Разведка – это не только специальная организация, решающая стоящие перед ней задачи, но и деятельность тайного политического характера, осуществляющаяся главным образом в форме тайного противоборства. Подобной деятельностью занимаются и запрещенные в той или иной стране организации, преследующие политические цели противодействия существующему в данной стране режиму (радикальные партии, движения, группы, религиозные и террористические организации). Разведка опирается на определенные и разрешенные своим государством конспиративные средства и методы, в то время как упомянутые организации, которые, в сущности, используют те же формы, методы и средства, запрещены законодательством своих государств, а нередко и законодательством всех стран мирового сообщества.
Важным фактором, определяющим деятельность внешней разведки, является то, что она функционирует в рамках полномочий, целей и задач, которые устанавливает государство в законодательном порядке, и подотчетна в своей деятельности высшим органам законодательной и исполнительной власти. Тем не менее, любой спецслужбе, в том числе и внешней разведке, присущи общие классические особенности и черты, не зависящие ни от национальной принадлежности конкретного органа внешней разведки, ни от общественного и государственного устройства той или иной страны. Искусство, ремесло разведки является всеобщим достоянием человечества, итогом многовековой деятельности разведывательных служб мира, каждая из которых внесла свой вклад в общую теорию и практику разведывательного мастерства.
До сих пор не прекращаются споры вокруг попытки некоторых специалистов возвести теорию разведки в ранг науки. Теория разведки есть не что иное, как целостная система взглядов, основанная на обобщении исторического опыта использования способов и приемов ведения разведывательной деятельности. И не больше. Не всякая теория есть наука.

Теория разведки предлагает готовые и оправдавшие себя рецепты, которыми должен руководствоваться каждый разведчик в практической деятельности, но не слепо, а мысленно примерять их на конкретное представляющее интерес лицо (или на конкретную разведывательную ситуацию) и, корректируя всякий раз предписание рецепта применительно к конкретной личности (или ситуации), принимать нестандартное решение. Только такой подход может дать оптимальный, желаемый результат и позволит разведчику предотвратить или сократить вероятность наступления нежелательных последствий при проведении той или иной разведывательной операции.

Этим важным обстоятельством объясняется тот факт, что разведка в строгом понимании не может быть наукой. Разведка – это не наука, а искусство как проявление высочайшего уровня профессионализма в соответствующем ремесле – ремесле разведки (выражение Аллена Даллеса), которая в теории и практике опирается на такие науки, как психология, философия, физика, химия, математика, биология, история и др. Но всякое искусство имеет свою теорию и понятийный аппарат, овладеть которым обязан каждый разведчик-профессионал.

Отсутствие необходимых сведений не позволяет с достаточной точностью установить, когда практически завершился процесс формирования разведывательного ремесла как одной из специфических разновидностей человеческой деятельности. Те формы и методы, которые применяются всеми разведывательными службами мира, окончательно определились к концу XIX – началу XX веков. В дальнейшем все развитие разведки шло главным образом в направлении совершенствования средств ведения разведывательной деятельности. Единственное, что было новым в разведке, начиная с 1930-х годов, так это практика ведения нацистской Германией тотального шпионажа, а позднее, в 1960-х – практика ведения разведками США и СССР глобального шпионажа. При этом формы и методы проведения собственно разведывательных операций не претерпели сколько-нибудь серьезных изменений.

Короче говоря, речь сейчас идет лишь о совершенствовании средств ведения разведки по мере развития и совершенствования технического прогресса.

Используемые в последние десятилетия тайнопись, шифры и коды, микрофотография, молниеносные радиопередатчики через спутники для связи и передачи информации, – все это тоже было в древние времена, только в сравнительно примитивном варианте. Средства добывания информации с использованием миниатюрной копировальной компьютерной техники – это тоже модификация древних средств, применявшихся для сбора необходимых сведений.

Никакая новейшая техника не сможет эффективно заменить и внешне наивные, старомодные опознавательные признаки, часто нелепые пароли и отзывы, многочисленные сигналы связи с агентурой и многое-многое другое из старого арсенала разведки. Ибо все это, как винтовка Мосина – “проста по устройству и безотказна в работе”.

Меняются времена, меняются политические отношения, меняется конъюнктура и задачи разведывательных служб, но принципы ведения и деятельности, равно как и применяемые формы и методы работы, остаются такими же, как и в прошлом. Известное выражение: генералы учат по опыту прошедшей войны – в разведке неуместно. Еще ни один специалист разведки не решился опровергнуть глубокое замечание Кима Филби: «Было бы глубоко ошибочно полагать, что разведывательные знания хоть когда-нибудь устаревают».

Многие западные и отечественные историки, правоведы, политологи и прочие нередко, и не без оснований, исследуя внешнеполитическую деятельность различных государств, указывают на определенное, порой трудно различимое сходство в функциях, целях, задачах, а также формах и методах деятельности дипломатии и разведки. Даже хорошо известный всем Джованни Казанова справедливо утверждал, что «невозбранимо шпионить можно только дипломатам», из чего следует заключить, что и он не видел здесь особой разницы.

Тем не менее, существенные различия между разведкой и дипломатией все же имеются. И важнейшее из них Казанова определил очень четко: шпионить позволительно только дипломатам, в то время как подобное занятие разведчиков за границей решительно пресекается властями тех стран, на территории которых они занимаются такого рода деятельностью.

Исторически загранпредставительства дипломатической службы возникли задолго до создания представительств внешней разведки за границей. С древнейших времен все правители на земле использовали в разведывательных целях шпионов-одиночек для решения различных специальных задач, чаще всего разового характера. Именно на дипломатические представительства возлагались функции ведения разведывательной деятельности на постоянной основе. И только позднее, когда возникла необходимость ведения непрерывной разведки с помощью специально подготовленных для этого специалистов, функции дипломатии и внешней разведки стали разграничиваться более отчетливо.

До сих в структуре многих внешнеполитических ведомств иностранных государств функционируют отделы, в задачу которых входит ведение так называемой дипломатической разведки.
В деятельности разведывательного сообщества США видное место занимает так называемое бюро разведки и исследований Государственного департамента, которое возглавляет один из помощников госсекретаря.

Важнейшим подразделением бюро является Управление по вопросам разведывательного обеспечения, в состав которого входят три самостоятельных отдела, возглавляемых директорами – заместителями помощника государственного секретаря: отдел по вопросам координации разведывательной деятельности, отдел по вопросам проблемного анализа и исследований (анализ экономики, военно-политические вопросы, терроризм и наркобизнес) служба анализа акций влияния и немедленного реагирования.

Бюро имеет своих представителей во всех посольствах за границей и решает следующие задачи:

  • получение и обработка информации из дипломатических кругов и открытой информации;
  • согласование деятельности других членов разведывательного сообщества в соответствии с основными направлениями внешней политики США.

Бюро получает только открытую информацию, обрабатывает и рассылает ее другим членам разведывательного сообщества в зависимости от важности их участия в реализации внешней политики США, доводит до потребителей данные для использования в работе, которые поступают от дипломатических и консульских представительств, ставит информационные задачи перед руководством дипломатических представительств, необходимые для деятельности разведывательного сообщества, обеспечивает поддержку дипломатических представительств в деле выполнения поставленных задач.
Такие организационные структуры бюро функционируют и в других внешнеполитических ведомствах иностранных государств. В 1940-е – 1950-е годы в МИД СССР существовал так называемый Комитет информации, который возглавлял заместитель министра Валерьян Зорин. С созданием в 1954 году КГБ при СМ СССР подразделение дипломатической разведки МВД было упразднено.
Следует отметить, что дипломатическая разведка в ведущих странах Запада долгое время была единственной организацией, занимавшейся обработкой, анализом и обобщением добываемой по различным каналам информации и направлением ее политическому руководству своих государств.
Итак, в чем сходство и в чем различие между формами и методами деятельности дипломатии и разведки как внешнеполитических институтов государства?
Прежде всего, и дипломаты, и разведчики находятся за рубежом в качестве официальных сотрудников загранучреждений своей страны. Однако для разведчиков официальная должность является прикрытием для ведения нелегальной, разведывательной деятельности и предназначена, главным образом, для зашифровки его подлинной ведомственной принадлежности.
В период своего пребывания в разведываемой стране и дипломаты, и разведчики стремятся к заведению связей среди иностранцев, которые являются носителями интересующей свое государство информации. При этом первые приобретают официальные и неофициальные связи для получения от них, в основном, информации открытого характера, а иногда и сведения закрытого содержания, а вторые – обязаны развивать доверительные и агентурные отношения с иностранцами.

Информационные задачи, которые решают и дипломаты, и разведчики, практически ничем не отличаются по характеру и содержанию. И те, и другие добывают информацию из открытых источников, а также в процессе общения с иностранцами-носителями этих сведений, используя метод выведывания (то есть втемную), личное визуальное наблюдение за происходящими событиями и явлениями, представляющими информационный интерес.
Проводимые дипломатами и разведчиками акции подчинены общей цели – содействию реализации внешнеполитического курса своего государства. Однако дипломаты проводят эти акции открыто, не скрывая источника влияния и интереса своей страны, в силу чего приобретают характер, близкий к официальной пропаганде. Разведчики проводят акции влияния, скрывая государственный интерес и используя для этого специфические средства – агентуру из числа иностранцев и оперативную технику.
Таким образом, природа дипломатии и внешней разведки имеет много общего в формах и методах решения поставленной задачи. Если дипломатию справедливо называют безагентурной разведкой, то внешняя разведка есть не что иное, как тайная дипломатия.
Сейчас нередко можно услышать, что роль разведки утратила свое значение. Многие ратуют за ее упразднение. Подобные рассуждения свидетельствуют либо о невежестве оппонентов разведки, либо о злом умысле.

Еще долгое время разведка будет единственным средством добывания информации и осуществления контроля над происходящими в мире процессами. Другие механизмы могут в определенной мере обеспечивать информированность высшего руководства государства, но они не в состоянии дать актуальную, а главное, – достоверную информацию о том, какие решения принимаются в руководящих кругах других государств по проблемам, представляющим интерес для обеспечения собственной национальной безопасности.
Эйфория по поводу достижений мирового демократического развития, разрядки международной напряженности и тому подобное прошли, а если еще и раздаются подобные заявления, то они не должны уводить нас от суровой действительности, ставшей еще более тревожной.
Раздаются голоса и по поводу того, что даже самая лучшая разведка не обеспечивает гарантию государству от провалов во внешней политике. Но здесь, как говорится, замечания не по адресу. B таких случаях разведка не так уж часто бывает виновата. Ее дело – добыть нужную информацию и доложить высшему руководству своей страны. А принимать политические решения, делать политику – это не ее компетенция.

Разведка не панацея лишь потому, что потребители ее сведений не всегда оказываются на высоте при их использовании. Да и прав был бывший директор ЦРУ Роберт Гейтс, утверждая, что основная ошибка разведки состоит в неспособности убедить высшее руководство в том, что и ее возможности не безграничны. А если ее возможности весьма ограничены, то, скорее всего, упрек следует отнести к руководству. «Чтобы разведка была всегда на высоте, – писал Аллен Даллес, – необходимо сделать работу разведчика уважаемой постоянно и соответствующим образом оплачиваемой».

Анатолий Баронин, ветеран внешней разведки Украины, полковник запаса, профессор.
(«В мире спецслужб», № 2/10 октябрь 2005 года)


««««