Бойцы невидимого фронта трубят сбор

Накануне Нового года у сотрудников спецслужбы есть повод поднять тост за разведку

Так сложилось, что сотрудники украинской внешней разведки даты своего официального профессионального праздника пока не имеют. 14 октября – день подписания Указа Президента  о создании Службы внешней разведки Украины как самостоятельного государственного органа на базе разведывательных подразделений СБУ вряд ли таким станет, разве что вехой в истории. Есть еще одна дата – 1 декабря 2005  года. В этот день Верховная Рада приняла Закон «О Службе внешней разведки Украины».

В то же время ветераны и действующие сотрудники  разведки уже имеют традицию собираться под Новый год 28 декабря в профессиональном кругу, чтобы отметить дату создания внешней разведки Украины как самостоятельного независимого государства. В этот день в 1991 году была утверждена организационно-штатная структура  Главного управления разведки СНБУ. И в этом году молодые и убеленные сединами разведчики соберутся в 14-й раз. О чем говорят сотрудники невидимого фронта, собравшись вместе, мы попытались узнать накануне праздника у президента Фонда ветеранов внешней разведки Украины Виталия Крамаренко.

- Собравшись вместе, разведчики, как и большинство наших сограждан, сегодня говорят о политике и о делах в нашем большом доме – то есть в Украине. Только эти разговоры отличаются значительным присутствием в них аналитики, прогнозов на ближайшую перспективу и на будущее, а также частым переходом собеседников на пониженные тона, когда озвучивается, скажем так, деликатная информация не для посторонних ушей. Собеседникам всегда присуща большая осведомленность по многим вопросам, что и не удивительно с учетом специфики работы.

И еще одна частая тема – о самой разведке. Старые профессионалы вспоминают о том, как было раньше, нередко говорят о нереализованных возможностях, сравнивают роль, место разведки в разные периоды, возможности и достижения. Причем иногда забывая, что в одну и ту же реку дважды войти невозможно. Но что бы ни говорили и как бы ни критиковали, каждый в душе всегда остается настоящим профи, раз и навсегда выбрав для себя интереснейшую и удивительную профессию разведчика. Это своего рода призвание, особое состояние души,  специфическая философия жизни. Недаром ведь в свое время  руководитель украинской внешней разведки  (1991 – 1992 гг.), генерал-майор в отставке, доктор юридических наук Георгий Кириллович Ковтун (ныне покойный) свою книгу назвал «Философия разведки».

- Виталий Васильевич, в этот раз есть и оптимистический повод для разговоров – только что принят Закон об СВР Украины.

- В этом вопросе мнение всех – и действующих сотрудников, и нас, ветеранов, и тех, кто выступает за существование в Украине сильной, эффективной и уважаемой разведки, однозначное: это очень положительный момент. Если уже структурно выделились из состава СБУ, нужно последовательно развивать самостоятельный разведывательный орган, имея соответствующую правовую базу.

- Давайте вернемся к 28 декабря 1991 года.

- Тогда ГУР было сравнительно небольшим главным управлением в составе Службы национальной безопасности Украины и занимало несколько этажей в одном из зданий в районе улицы Владимирской,33. Да и связующих нитей, которые условно шли из Киева к закордонным представительствам, тогда было очень мало. После развала СССР многое приходилось создавать с нуля. Ведь до этого многие вопросы замыкались исключительно на Москве и реализовывались с позиций Центра. Хотя в Украине тоже были традиционно сильная школа разведки и хорошие кадры, но сфера деятельности в определенной степени ограничивалась конкретно очерченными вопросами.

- Конечно, несколько этажей в Киеве и большущий комплекс зданий в Ясеневе под Москвой не идут ни в какое сравнение…

- Знаете, многие из нас тогда оканчивали Краснознаменный институт в Москве – высшее учебное заведение внешней разведки, бывали в штаб-квартире советской разведки в Ясеневе и с гордостью воспринимали эту мощь, авторитет и колоссальные возможности. С другой стороны, сегодня в Украине, слава Богу, уже тоже есть свой комплекс зданий, в том числе в лесу под Киевом. С каждым годом украинская разведка набирает обороты, и мы, ветераны, это воспринимаем с радостью. В то же время мы реально осознаем, что нужны многие годы, понимание и поддержка со стороны руководства государства, чтобы этот специфический инструмент заработал на полную мощность. И еще необходимо научиться им умело пользоваться.

- В реализации этих задач ветераны разведки имеют свою нишу?

- Такая ниша определена практикой лучших разведок мира, где сотрудники, оказавшись на пенсии, не уходят в никуда. Они постоянно находятся в поле зрения и, так сказать, в обойме. Настоящие разведчики бывшими не бывают. Это интеллектуальная элита любого общества – очень образованные, дисциплинированные, ответственные люди, сильные аналитики, многое знающие и многое умеющие, владеющие иностранными языками. Нередко их знания и опыт продолжают использовать в интересах разведки, ветеранов устраивают на работу в специально созданные центры аналитических и политологических исследований, различные консалтинговые и исследовательские структуры. Конечно, для создания такой инфраструктуры на государственном уровне нужны большие деньги, которых в Украине пока нет, но эти средства окупаются.

Виталий Крамаренко (справа) с почетным президентом Фонда Василием Мякушко


- А где после увольнения работают сотрудники украинской разведки?

- В основном это различные аналитические центры, банковская сфера, коммерческие структуры, совместные предприятия. В государственный сектор идут немногие.

- А криминалитет проявляет интерес к бывшим разведчикам?

- Такая тенденция традиционно не прослеживается хотя бы потому, что разведка является очень закрытой структурой. О месте работы, особенно тех, кто работает «в поле», то есть с оперативными источниками как внутри страны, так и за рубежом, окружение зачастую не знает. Даже после выхода на пенсию  это не афишируется. Не говоря уже о том, что менталитет не тот, чтобы связывать себя с криминалитетом.

- Расскажите, чем занимается Фонд ветеранов внешней разведки Украины?

- Фонд является негосударственной добровольной благотворительной организацией, объединяющий лиц, которые работали в органах внешней разведки Украины, на основе единства их интересов с целью социальной защиты, совместной реализации гражданских прав и свобод и взаимопомощи. Он создан шесть лет назад по инициативе ветеранов внешней разведки и при поддержке руководства Главного управления разведки СБ Украины. Основная цель – помогать ветеранам в решении различных вопросов жизненного характера: проблемы быта, медицинского обслуживания, кроме того – передача опыта молодым сотрудникам и стремление быть полезным разведке в любом деле.

- Откуда средства на это берете?

- Как благотворительная организация, мы не можем заниматься коммерческой деятельностью, но можем принимать участие в создании предприятий, которые будут приносить дивиденды. Так и поступаем. Кроме этого деятельность Фонда обеспечивается за счет добровольных взносов, пожертвований, материальной, финансовой, организационной и другой благотворительной помощи и поддержки, услуг и выполненных работ, других поступлений от юридических лиц и граждан.

Практически все средства идут на помощь нашим ветеранам. За год выплачиваем 10-15 тысяч гривен на всех нуждающихся, в основном на лечение, проведение операций, покупку лекарств, ритуальные церемонии.  Это небольшие суммы. Знаете, в свое время в период работы за границей я только разово передавал одному из своих источников за оказанные услуги по 50 000 американских долларов. Правда, экономический эффект от реализации полученной информации для нашего государства исчислялся миллионами. Вообще, хочу сказать, что разведчики даром свой хлеб не едят. Только то, что добывалось по линии научно-технической и экономической разведки, имело колоссальную ценность и применение. И когда люди, которые в свое время этим эффективно занимались, а, уйдя в запас, стали получать смешные пенсии, мы и решили создать Фонд для оказания хотя бы какой-то помощи.

- Виталий Васильевич, можно ли подробнее рассказать о том деле с 50 тысячами долларов?

- Очень подробно еще нельзя. А в общих словах дело происходило в одной из развитых капиталистических стран, где я около шести лет находился в качестве заместителя резидента советской разведки. Официально работал в нашем торговом представительстве. Именно работал, а не числился, поскольку перед этим прошел специальную подготовку и окончил Академию внешней торговли в Москве. Легенда прикрытия позволяла устанавливать и поддерживать обширные контакты. Но было одно «но». До меня на этом месте работал сотрудник, которого представители спецслужб пытались завербовать, и так сложилось, что он вынужден был уехать на Родину. Ко мне, естественно, тоже стали проявлять повышенный интерес. Скорее всего, они догадывались, кем мы были на самом деле. Поэтому наружное наблюдение за собой я ощущал почти постоянно, особенно на начальном этапе работы.

В такой обстановке все-таки удалось установить хороший контакт с одним иностранцем, который работал в бизнесовой сфере и имел доступ к передовым западным технологиям, очень заинтересовавшим наше руководство. На этом этапе я уже знал все сильные и слабые стороны своего знакомого, на чем в конечном итоге и удалось сыграть. Дело в том, что у него были материальные проблемы, что и побудило его принять наше предложение.

- К тому времени он уже знал, что имеет дело с советской разведкой?

- Да, он сознательно пошел на сотрудничество. Даже написал расписку о получении денег.

- А как передавали деньги, как происходили встречи в условиях плотного наружного наблюдения?

- Для этого разрабатывалась целая операция и привлекалось много людей с задачами отвлечения внимания, прикрытия и т. д. По классической схеме из посольства выехало сразу несколько машин и разъехалось в разные стороны. В одной из них на заднем сиденье был спрятан я под различными вещами. За рулем – оперативный водитель. Сначала часа три колесили по городу. Убедившись, что «наружки» нет, он высадил меня за городом. Я еще после этого сменил несколько такси, прежде чем прибыл на обусловленное место. Деньги вез в обычном полиэтиленовом пакете, подстраивался под обычного туриста. Взамен получил  сумку с копиями документов. Назад возвращался тоже по заранее тщательно отработанной схеме. Риск быть задержанным с такими материалами и распиской был еще большим, ведь у меня не было дипломатического иммунитета. В случае ареста запросто могли посадить за шпионаж обоих. Однако все обошлось. В Центре проанализировали и высоко оценили полученные сведения. Это была новейшая технология для возможного применения как в народном хозяйстве, так и в оборонной сфере, что вскоре и было использовано. По заранее оговоренным условиям только после оценки документов иностранец должен был получить остальную сумму. Поэтому была еще одна такая же конспиративная встреча, затем еще и еще, и еще…

- А как оценили Вашу работу?

- Меня наградили орденом «За боевые заслуги».

- Вручали там же за границей?

- Нет, что вы.  Только после возвращения на Родину.

- Опыт работы в торгпредстве и полученные в Академии внешней торговли знания помогают сейчас при ведении дел в Фонде ветеранов внешней разведки Украины?

- У многих ветеранов, прошедших настоящую школу разведки, такой профессиональный и жизненный опыт, что они без особых проблем могут справиться со многими делами. Постоянно же находиться в окружении коллег и единомышленников и ощущать свою востребованность – это ли не самое большое благо для людей, посвятивших свою жизнь воинской службе, работе в правоохранительных органах, органах безопасности.

Считаю -  мне в жизни очень повезло, что меня пригласили работать в разведку. Это были годы чрезвычайно напряженной, насыщенной, иногда нервной, но интереснейшей работы. Уверен, что молодые люди, которые сейчас приходят нам на смену, тоже находят в этом свое призвание, какими бы прагматиками они не были. У молодежи всегда есть тяга   к   чему-то необычному, к романтике. Наша профессия как раз дает возможность приобщиться и к тому, и к другому. А еще, каким бы ни был прагматичным наш век, у молодых все-таки есть стремление быть полезным своему Отечеству. И это очень важный мотив.

- 28 декабря рюмку виски с коллегами за годовщину разведки поднимете?

- Почему-то укоренилось мнение, что разведчики предпочитают виски. Хотя лучше нашей украинской водки ничего нет. А тост, конечно же поднимем, и не один – и за разведку, и за тех, кто в «поле», и кого уже нет с нами.

Александр Скрипник
“Киевские ведомости”


««««